«Текст заразителен»: интервью с бренд-менеджером «Редакции Елены Шубиной» Татьяной Стояновой

 Фото: Татьяна Леонтьева

Бренд-менеджер — маркетолог, отвечающий за создание образа торговой марки.

25-27 июня в Архангельске в рамках фестиваля «Другой-437» состоялся второй фестиваль «Белый Июнь». В столицу Поморья съехались десятки известных литературных деятелей со всей России. Не меньший интерес вызвала и книжная ярмарка, представившая книги десятков российских издательств по минимальным розничным ценам.

Широкий ассортимент популярных книг представила «Редакция Елены Шубиной», давно держащая марку одного из прогрессивных и авторитетных российских издательств, поставщика актуальных книжных новинок. В ходе «Белого Июня» прошла презентация недавно вышедшего там сборника «Без очереди», в который вошли рассказы таких ярких литературных деятелей, как Евгений Водолазкин, Людмила Улицкая, Дмитрий Быков и других.

Ведущей встречи выступила бренд-менеджер «Редакции Елены Шубиной», куратор литературных проектов и поэт Татьяна Стоянова. Фактически продвижение современной русской литературы стало её профессией. Мы поговорили с Татьяной о её впечатлениях от Архангельска и «Белого Июня», продвижении современной русской литературы и поэтическом творчестве.

Расскажите о своих впечатлениях от Архангельска.

Мне кажется, Архангельск вдохновляет тем, что здесь – настоящие белые ночи. По крайней мере, в эти дни я не видела ни одного момента, когда над нами сгустилась бы тьма. Небесный свет переливается самыми разными оттенками, это впечатление потрясает и даёт пищу для творчества. Кажется, что в этом городе должно быть много писателей и поэтов, которые вдохновляются этими красками. Меня впечатляет красота здешней природы — мощь реки, на которой стоит город. И очень нравятся читатели, которые приходят на встречи, видно, что они по-настоящему вовлечены в темы фестиваля, они задают интересные вопросы. А сам фестиваль в Архангельске создан так, что он очень уютен для посетителей. Всё это меня очень радует, будет здорово, если фестиваль продолжит проходить много лет.

Как вы попали на «Белый Июнь» и часто ли бываете на подобных фестивалях в других городах?

Я здесь, потому что в программе задействованы многие авторы, издаваемые «Редакцией Елены Шубиной». Эти писатели участвуют в презентации наших новинок. Кроме того, я принимала непосредственное участие в презентации сборника «Без очереди. Сцены советской жизни в рассказах известных писателей». Я вела презентацию сборника с его авторами Евгением Водолазкиным, Алексеем Варламовым и Анной Матвеевой. Я же от лица редакции обсуждала с организаторами программу и организовала переговоры с местной сетью «АВФ-Книга», чтобы они заказали книги и представили нас на книжной ярмарке.

Моя задача здесь организационная и представительская. Я участвую в событиях, которые так или иначе относятся к нашей редакции, мне показался интересным этот город, в котором книги РЕШ до этого времени активно представлены не были. Нам бы хотелось получше изучить здешнюю аудиторию, и такой шанс даёт «Белый Июнь». Желание поддержать «Белый Июнь» — это обоюдная инициатива редакции и его организаторов.

Что такое сейчас продвижение современной русской литературы?

Сейчас продвижение русской литературы — это дело, которым занимаются самые разные люди разной направленности. В издательстве над этим работает большая команда, которая объединяет в себе как людей, связанных с пиаром, маркетингом, продажами, редакционной деятельностью, так и людей, которые выполняют сопровождающие функции, в том числе, финансовые и юридические действия.

Команда, работающая в продвижении, настроена на то, чтобы каждая новинка вышла в мир, не оставшись невидимкой, получив своё поле для коммуникации. Именно поэтому издательство создаёт обширное пространство смыслов вокруг каждой книги, направляя эти смыслы в виде тех или иных сообщений целевой аудитории. Такая работа требует профессионализма, энтузиазма и неустанного обновления подходов, потому что аудитория меняется, становясь всё более искушенной. Появляется всё больше конкурентных сфер, с которыми приходится соперничать за внимание читателя, и это даёт постоянную потребность в повышении своих компетенций и поиске новых креативных подходов.

Книжные магазины активно работают с каждым покупателем, именно здесь буквально из рук в руки передаются отзывы и рекомендации читателей. Но помимо этого в продвижении литературы вовлечены разные культурные институции и объединения, например, книжные клубы, библиотеки, музеи, театры, киноиндустрия и так далее. Также государственный сектор активно поддерживает эту сферу, проводя самые разные премии, ярмарки, выставки, выделяя гранты на издания и проекты…

Ещё очень важно, что книга — это продукт, который продаёт сам себя при помощи «сарафанного радио». Текст заразителен, он передаётся из уст в уста и даёт при этом возможность влюбить в себя. Люди, влюблённые в книгу, бескорыстно делятся этой любовью с окружающими. И эта любовь распространяется с гораздо более высокими скоростями, чем предполагается изначально издателями. Иногда можно за месяц продать тираж и понять, что это ещё не предел для книги, и это очень здорово.

Как ведётся работа с литературными критиками и в чём она заключается?

Каждая книга, которая у нас выходит, создает вокруг себя смысловое пространство. Мы разрабатываем много текстов — пресс-релизы, аннотации, цитаты, причины купить эту книгу и так далее. Мы стараемся описывать книгу максимально доступно и максимально близко к тому смыслу, который в нее закладывал автор. И по сути пытаемся дальше это описание отправить читателям, журналистам, критикам, блогерам — всем людям, которые задействованы в процессе осмысления книги.

С критиками мы всегда работаем точечно, понимая, кто из них какие книги любит, какие произведения по-настоящему им могут понравиться. Тут уже встаёт вопрос, насколько досконально ты изучил интересы того или иного критика, и поэтому, когда мы работаем именно с этим сектором, мы выявляем по каждой книге свой пул людей, способных выступить для неё группой поддержки. Выбираются критики, которые именно эту книгу и этого автора могут полюбить. Мы анализируем рецензии и взаимоотношения между всеми, затем книгу передаём позитивно настроенным к автору критикам и параллельно начинаем работать на неохваченное на первом этапе поле, где другие критики тоже дают обратную связь.

После этого идёт работа в формате публикации анонсирующих материалов и обртаной связи. Стараемся вовлечь как можно больше журналистов и блогеров, которые информируют, в каких издательствах какие книги выходят и когда. А значит, важны, и как информационный канал в том числе.

Вы как-то причастны к отбору для издательства текстов молодых писателей?

Это не моя задача, решение принимает редакция и издатель. У нас этот процесс происходит по-разному. В основном рассматриваются тексты, которые с рекомендациями присылают наши авторы, знакомые критики, журналисты, люди, которым мы доверяем и к чьим голосам прислушиваемся. Такие книги рассматриваются в первую очередь. Но ещё мы смотрим книги их «самотёка», редакционной почты, куда присылаются рукописи в общем порядке. И то, и это рассматривается в определённые сроки с соблюдением конкретных правил. Этой работой заняты редакторы, они распределяют между собой обязанности по прочтению и дают затем обратную связь издателю. Решение о потенциальной перспективе издания того или иного автора выносится коллективно. Финальное же решение принимает Елена Шубина, именно её вкусом определяется наш ассортимент. А лично ко мне обращаются, когда необходимо совещательный голос в обсуждении, когда необходимо понять, насколько, с точки зрения пиара и маркетинга, тот или иной текст и автор совпадают с нашей целевой аудиторией.

Поговорим о Вашем творчестве. Как довелось стать соавтором текста песни группы 25/17 ?

Эта история началась во Вьетнаме. Тогда я ещё путешествовала, только начиналась пандемия, и люди только начали массово ходить в масках, для меня такие картины были в новинку… При этом в путешествиях я очень много наблюдаю, смотрю на мир вокруг, и мне хочется писать. Я пытаюсь вдохновляться теми или иными моментами, которые замечаю. В то время читала книгу Габриэля Гарсиа Маркеса «Любовь во время чумы», и она внезапно совпала с настроением нарастания эпидемии. Всё это вместе стало импульсом для написания стихотворения одной московской ночью, когда я вернулась из путешествия.

Этот текст был написан верлибром, я его опубликовала в Facebook, а через некоторое время ко мне обратился Андрей Бледный. Он сказал, что ему понравились стихи и попросил разрешения их переписать в том ключе, который больше подходит под песню. Андрей взял за основу некоторые мои строки и образы, переписав их так, чтобы получилась новая песня – по мотивам моего стихотворения. Думаю, финальный вариант текста принадлежит в равной мере и мне, и ему, и теперь это уже не мои стихи, а песня 25/17. Тот случай, когда все совпало, а твое вдохновение – переросло тебя. Для меня это очень ценно и важно, поскольку Андрей Бледный — человек, который меня многому научил. Я восхищаюсь им и его способностью описывать реальность таким образом, что это бьёт по самому больному.

Почему Вы решили выражать себя через поэзию, а не через прозу?

Я начала писать стихи ещё в школе, именно в стихах проявляю себя точнее, четче, мне так кажется. Дело в том, что тексты, которые подписаны моим именем, не создаются мной осознанно. Они пишутся сами по себе, в состоянии, когда ты впадаешь в беспамятство, не можешь осмыслить, что с тобой происходит. Ты переносишься в момент, который находится не здесь и не сейчас, а где-то между человеком и пространством… Когда ты ухватился за этот разлом, ты как будто бы вытягиваешь из него ниточку — текст. А этот текст сплетается в полотно, и ты в итоге не можешь себе объяснить, откуда оно взялось. Хотя вот оно – колышется на ветру.

У меня нет ни одного текста, про который бы я чётко могла сказать — «я его написала». По сути, он каким-то магическим образом сложился в моей голове из самых-самых разрозненных осколков. Взять ту же «Любовь во время чумы» — с одной стороны, это образы которые я видела в путешествии, с другой стороны — это маркесовская история любви, с третьей стороны, это моя личная история невозможной, неутоленной страсти, с четвёртой стороны, это реальность той пандемии, который на меня давила. И вот эти все моменты один за другим складываются, складываются, складываются и ты распахиваешь глаза, видя уже написанный текст. Можно логически описать сам процесс постфактум, но нельзя предугадать, к чему он приведёт дальше. Эта непредсказуемость настолько будоражит, даёт эйфорию и ощущение нирваны во время окончания, что это ощущение просто несравнимо с прозой.

В прозе я тоже пробую развиваться, но так как работаю в «Редакции Елены Шубиной», то имею дело с по-настоящему талантливыми текстами. Зная, какими они бывают, и какой дар и труд стоит за каждой книгой, довольно сложно самой начать писать прозу. Мои попытки скорее для себя, чтобы осмыслить то, что не укладывается в понятие стихотворения. Пока это разрозненные тексты, которые остаются в моём личном пространстве.

Часто публично выступаете со своими стихами?

Не особенно часто, потому что я не очень люблю коллективные выступления. В свое время наблюдала много разных поэтических встреч, на которых участники слушают друг друга, терпя присутствие других ради своего звёздного часа.

В последнее время стараюсь читать только в тех сообществах, где ощущаю, что выступающие люди искренне заинтересованы в том, чтобы услышать и прислушаться к голосам других людей. Собственные творческие вечера я провожу, тематически продумывая их концепции заранее, в среднем где-то раз или два в год.

Большое спасибо за интервью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *